Образование – важнейшая часть воспроизводства человека и общества, но текущая. Но современное российское образование не всегда успевает за потребностями промышленности. Какова ситуация с российским техническим образованием, каковы его перспективы и возможности развития. Об этом, эксперту «Инженерного Клуба» Вячеславу Маковичу, рассказал заслуженный деятель науки России, доктор педагогических наук, профессор, академик Российской академии образования, лауреат Государственной премии РФ Александр Михайлович Новиков.

Россия – Родина инженерного образования

На протяжении многих лет принято было считать, что наше образование — лучшее в мире. Александр Михайлович, скажите, действительно ли оно было в советское время таким хорошим? Какова текущая ситуация? И, главное каков, всё-таки, критерий эффективности, критерий «лучшести» образования?

Советское образования считалось лучшим в мире — но по весьма относительным критериям. Уровень теоретической подготовки наших рабочих-специалистов на всех уровнях, и с профессиональным техническим образованием, и со среднем техническим и с высшим образованием – действительно был выше. И до сих пор остается более высоким. Это то, что необходимо сохранить.

Вот представьте себе, любое профессионально-технической училище: раньше было специализированное оборудование, специализированные кабинеты, имелись станки и все необходимое. Давайте, например, сравним медицинское училище в России и США – в России это отдельное здание, это масса кабинетов и лабораторий: кабинет анатомии, физиологии и тд. То, что я видел на западе – это всегда очень скромное помещение. Это просто 2 небольшие комнаты, стоят в каждой комнате по 2 кровати, градусники, шприцы, тренажер для тренировки искусственного дыхания – все, больше ничего нет.

У нас уровень теоретической подготовке сейчас стал хуже, но все равно остается на высоком уровне. И в то же время, главный недостаток, который был и раньше, особенно проявился теперь.

В чём заключался этот главный недостаток?

Раньше, в условиях изоляции Советского Союза это было не так заметно. Там где мы были «впереди планеты всей»- это ракеты, авиационная промышленность, судостроение — это была «оборонка» . На нее денег не жалели; выделялись огромные средства и за счет этого добивались результата. А в целом экономика была мало подвижной, и такой и она сейчас и остается.

Сейчас наши специалисты прекрасно работают за рубежом. Их теоретическая подготовка позволяет им вписаться в порядки, которые там установлены. Наши же порядки совсем иные, совсем другие, другая организация.

У нас на производство нового изделия, а это освоение новых технологий, уходит от 10 до 15 лет. Как раньше уходило так и сегодня. Но раньше это происходило в условиях изоляции. А сегодня такой подход уже совершенно недопустим!

Второе. Интересная особенность – так исторически сложилось, что Россия имеет приоритет и в начальном профессиональном образовании . Знаменитая русская система производственного обучения в Бауманском институте была разработана на рубеже XIX-XX веков. У нас приоритет инженерного образования, первые инженерные ВУЗы в Мире появились в России, тоже на рубеже XIX-XX веков.

Вот Китай начал стремительно развиваться приблизительно 15 лет назад. На сегодня Китай патентует в Японии и Америки (а это 2 ведущие страны, где имеет смысл патентовать продукцию, технологию, бренды и тд) 10-и тысяч патентов. Заявок конечно больше, но не все они проходят. Пускай даже половина проходит, но это все равно 10ки тысяч. А Россия? Пытается патентовать сотни – в результате получает всего лишь десятки патентов. 10-и тысяч патентов в Китае, который только начал развиваться и только десятки у нас. А мы хотим войти в ВТО, мы стремимся в мировую экономику и на каком месте мы там будем?

Многие отечественные экономисты предрекают, что вступление во Всемирную Торговую Организацию убьёт нашу обрабатывающую промышленность. Вы тоже считаете, что вступать в ВТО не следует?

А никуда мы от этого не денемся. Все равно глобализация идет и ВТО не избежать. Но необходимо срочно переориентироваться.

Давайте вернемся к вопросу об освоении новой продукции. На это уходит где-то 10-15 лет. Почему? Наши специалисты великолепны по теоретической части . Но с другой стороны – они специалисты только в своем узком вопросе. А сегодня в условиях рыночной экономики человек, инженер в том числе, рабочий, должен ориентироваться во всем цикле производства: от замысла до реализации конечного продукта.

Из-за этого происходит вот что: построили московскую кольцевую окружную дорогу. Великолепная дорога к слову, но системного подхода не было. Дорогу то построили, но съезды на радиальные магистрали, на загородные шоссе – не предусмотрели! В результате дорога прекрасная – но она стоит, образовываются постоянные пробки. Потому что машины, которые съезжают на радиальные магистрали соответственно забивают все ряды. И все стоит.

Приведу другой пример. Я жил в Тушино, там чтобы въехать в город, надо проехать в канал, туннель под каналом. Сделали великолепную развязку, во всех направлениях, все замечательно, но по утрам сходятся 2 большие магистрали из Тушино и Волоколамского шоссе, в результате 8 рядов сходятся в 2 ряда. Система не продумана. 8 рядов сходится в 2, в результате пробка 2 часа. То есть мы готовим «узких» специалистов не представляющих себе весь цикл производства. Вот проблема, с которой мы сталкиваемся все время.

Профессиональные училища никому не нужны

Я учился на специальности «коммерция», но из всего выпуска предпринимателями стали процентов 5. Это очень мало. В США, например, тебя не пустят на 4 курс если у тебя к этому времени нет своей компании с определенным оборотом, а в Сингапуре уже на первых курсах студенты должны организовать свою виртуальную компанию и все учебные задания прорабатывать на примере этой компании.

Все правильно. То есть теория прекрасна, но необходимо переориентироваться на реальную практику. Мы от этого далеки.

Также сложность заключается в том, что наша профессура еще советская. Она учит по-старому, и в новых условиях она не ориентируется. А новая профессура практически не приходит. Есть, конечно, бойкие ребята, которые освоились в практике. Защищается масса диссертаций, кандидатских и в сфере экономики, и по другим наукам. Но в силу зарплаты в профессуру сегодня идти работать не хотят. Разве бойкий менеджер, бойкий предприниматель пойдет преподавать за 14 тысяч рублей? Конечно нет! А старая профессура пока еще держится, но она учит по-старому, а нужно учить по-новому.

Еще существует такая проблема: мы сейчас стоим на пороге большого демографического спада, те, кто будет работать в 2030 году уже родились. Можно ли как-то уменьшить влияние этой проблемы, например, за счет развития системы переподготовки кадров?

Да, в том числе за счет корпоративного обучения, переподготовки взрослых кадров. Естественно на данный момент это огромная проблема. Потому что готовых инженеров, готовых рабочих надо переподготавливать по новым технологиям, подготавливать к новой техники, оборудованию и тд.

И эта проблема сейчас стоит очень остро. Начальное образование, которое практикует, давало раньше третий и четвертый разряд (третий для всех, четвертый для избранных). И фактически, конечно, даже на третьем подготовка была весьма условная. Но тогда, в рамках старой экономики, с одной стороны более высокой квалификации не требовалось. А с другой, предприятия не были заинтересованы в высококвалифицированных рабочих, предприятия держали огромнейший избыток рабочей силы. Зарплата руководства предприятия была прямо пропорционально численности рабочих. Чем больше рабочих – тем больше зарплата. Фактически рабочие сидели ничем не занятые.

Сейчас же, те предприятия, которые переориентированы на современную экономику требуют высококвалифицированных рабочих, не ниже 5-о разряда. Но наша система профессионального образования в техническом смысле не готова к этому. По-старинке готовят рабочих 3 – 4 разряда, а требуется, скажем, 5 разряда, который профессиональные училища подготовить не могут. В этом отношении колледжи, конечно, гораздо лучше, потому что они могут дать теоретическую и практическую подготовку за 2-3 года. А мы пока пытаемся сохранить вот эти профессиональные училища, которые уже мало кому нужны.

А как эта проблема решается за рубежом?

За рубежом существует четкое разделение. У них есть высококвалифицированный костяк рабочей силы. В Германии высококвалифицированные рабочие составляют более 50 % рабочего состава предприятия. На ряду с этим, есть и малоквалифицированный труд, он всегда остается, их набирают в большом количестве. И в случае форс-мажорных обстоятельств – предприятие внезапно остановилось – костяк рабочей силы сохраняют, кормят, держат (потому что его потом не восстановишь), а вот этот, малоквалифицированный – увольняют, в любой момент. Наверное такой подход будет, со временем, и у нас.

Сейчас становится популярна концепция непрерывного образования, которая предусматривает, в частности, самообразование человека. Как можно привить российским людям желание самообразовываться, какие есть для этого возможности?

-У непрерывного образования есть несколько векторов движения. С одной стороны, вектор движения вверх. Человек закончил ПТУ, пошел в колледж или пошел в ВУЗ, пошел дальше по специальности. Кстати говоря, сейчас многие практические работники, закончив ВУЗ, продолжают обучение в аспирантуре и докторантуре. Причем это выросло в огромных масштабах, сплошь защищаются диссертации, причем защищаются в основном практическими работниками.

Второе – движение по горизонтали. Я повышаю свою квалификацию в наиболее узком вопросе. Я окончил ПТУ, но дальше я должен переподготавливаться, осваивать новые технологии, при этом переподготовка – это задача корпоративного обучения, которое у нас начинает складываться пока очень вяло. Но пока еще есть резервы прежних кадров. Образуются новые фирмы – а набирают тот же состав. Но это до поры до времени. А в скором времени вопрос встанет в лоб, надо же учить своих хороших специалистов.

Я неоднократно обращался к министрам и труда, и образования. Это та огромная область, которую надо как-то институционально поддерживать. Раньше была система повышения квалификации. Был все-таки порядок, были нормативные документы. Потом все рухнуло. И теперь ситуация совсем другая, совсем другие условия. Но никто этим вопросом пока не занимается, и чиновники его решать не хотят. Поскольку это дело корпораций, а корпорации уже ощущают потребность в кадрах, но чиновникам это не интересно. Там не наживёшься.

Вы упомянули, что растёт число диссертаций, а как это отражается на их качестве?

Как вам сказать, больше всего кандидатов и докторов наук защищаются по экономике. Экономика стоит, а количество ученых экономистов растет – значит, плохое качество.

Продолжение интервью

Интервью подготовлено Вячеславом Макович

Источник: http://www.enginclub.ru/intervyu-s-novikovym-a-m-budushhee-texnicheskogo-obrazovaniya-v-rossii-chast-1